Академик Асеев: приватизация коттеджа законна, а дело – сфабриковано

Академик Асеев: приватизация коттеджа законна, а дело – сфабриковано

После первого заседания Советского районного суда, на котором рассматривалось дело академика Александра Асеева по ч. 4 ст.159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), бывший председатель СО РАН дал пространное интервью изданию «Континент Сибирь Онлайн». В нем он назвал свое дело заказным, а приватизацию коттеджа на ул. Мальцева, 16 – законной.

Напомним, что уголовное дело на академика Асеева возбудили в сентябре 2020 года. Оно связано с приватизацией коттеджа на ул. Мальцева, 16. Собственником коттеджа является не экс-председатель СО РАН, а его дочь Ольга Асеева, много лет назад выехавшая из страны и проживающая во Франции.

На этом месте ранее находился служебный коттедж, где жила семья академика Беляева. Его снесли, и на строительство нового здания, оформленного под реконструкцию, выделили средства из внебюджетных средств СО РАН (преимущественно от аренды непрофильного имущества, в частности, магазинов), а также привлекались средства от некоммерческого партнерства «Академжилстрой-1». Приблизительно было потрачено до 40 млн рублей. С историей строительства и приватизации можно ознакомиться здесь.

«Обвиняемый убедил членов президиума СО РАН без законных оснований реконструировать и предоставить ему коттедж для использования в служебных целях. После проведения дорогостоящего ремонта обвиняемый заключил договоры найма этого жилого помещения. Впоследствии путем предоставления подложных документов в Советский районный суд г. Новосибирска он приватизировал имущество в пользу своей дочери», – сообщили в региональной прокуратуре региона, готовившей обвинительное заключение.

С чем не согласен академик Асеев? По его словам, следствие допустило более 20 ошибок. Например, никакого подлога с подписью за Ольгу Асееву не было: «Следствие вменяет мне в вину, что я расписался за свою дочь, но умалчивает, что у меня была нотариальная доверенность от нее, дающая на это право», – рассказал академик.

Правда, тут не совсем понятен один момент: до приватизации Ольга Асеева должна была «прописаться» на ул. Мальцева, 16, как нуждающаяся в служебном жилье (чем, собственно говоря, и являлся коттедж). С учетом того, что дочь академика много лет жила во Франции, возникают сомнения в том, что она действительно так остро нуждалась в служебном жилье в далекой и холодной Сибири.

Также экс-председатель СО РАН заявил, что не согласен с обвинением в том вопросе, что приватизация коттеджа не была продумана заранее. «Следствие утверждает, что я, якобы, уже в 2009 году сформировал “преступный умысел на приобретение путем обмана” коттеджа, в котором сейчас проживаю. Но далее в деле нет ни одного доказательства этого утверждения! Откуда следствие взяло, что у меня в голове сложился этот “преступный умысел”? И почему именно в 2009 году, а не раньше или позже?», – негодует Александр Асеева. Это отчасти справедливо (относительно даты). Действительно, а на чем основаны утверждения, что преступный замысел появился в 2009 году….

«Следствие утверждает, что я “обманул членов президиума СО РАН, обещая им, что коттедж будет служить резиденцией для приема иностранных гостей”. Но нет никаких решений президиума о его использовании в качестве “резиденции”, зато есть распоряжение и договор найма, где прямо говорится, что коттедж предоставляется семье Александра Асеева для проживания», – рассказал академик журналисту «Континента Сибирь». Тут он, видимо, забыл, что давал интервью СМИ, где рассказывал про то, что коттедж будет использоваться именно в качестве резиденции руководителя СО РАН для приема иностранных гостей.

«Приватизация нескольких десятков других коттеджей, совершенная в то же время другими учеными Академгородка, по тому же сценарию, почему-то не вызывает интереса ни у прокуратуры, ни у других правоохранительных органов. Всё это позволяет мне считать дело сфабрикованным и заказным с целью лишить мою семью нашего жилья в чьих-то корыстных интересах и отплатить мне за политику, которую я проводил в качестве председателя Сибирского отделения РАН», – считает Александр Асеев.

Здесь бывший глава сибирской науки склонен к преувеличению: нет сведений, что несколько десятков академиков также приватизировали свои коттеджи на своих детей, постоянно проживающих в европейских странах.

Во-вторых, если бы Александр Леонидович приватизировал на дочь «старый» коттедж, а только потом снёс бы его. А затем построил нынешние хоромы не за государственный, а за свой счет, то ни у кого из жителей Академгородка не возникло к нему бы вопросов.

А на деле получается странная картина: коттедж был построен за государственный счёт, было обещано использование в качестве резиденции действующих председателей СО РАН, но был приватизирован на живущую во Франции дочь, даже не приехавшую в Новосибирск на судебные слушания по приватизации в 2015 году.

Что касается судебных перспектив, то Александра Асеева по ч. 4 ст. 159 (Мошенничество в особо крупном размере) грозит 10 лет лишения свободы. Но, как вы сами понимаете, с учетом возраста академика и его былых заслуг перед наукой, такое жестокое наказание суд вряд ли примет.

Полный текст интервью академика читайте здесь.

Ерлан Байжанов, коллаж автора, фото управления судебного департамента Новосибирской области

И в то же время:

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.