Стала ли хуже журналистика?

Стала ли хуже журналистика?

Современные средства массовой информации ругают все: и убеленные сединами журналисты-ветераны, и читатели, не убеленные сединами. И те, и другие говорят, мол, журналистика нынче не та, и раньше она была лучше. Лично я считаю, что такие выводы весьма некорректны.

Почему я так считаю? Из своего опыта. В журналистику я пришел 30 лет назад, в январе 1992 года, когда стал работать корреспондентом в газете горсовета «Новосибирские новости».

Лихие  90-е, как принято говорить, были временами становления современной журналистики. Советский Союз ушел в историю, настали новые времена, которые требовали новых подходов в изложении новостной повестки. Тогда в Новосибирске СМИ было немного: общественно-политические газеты «Новосибирские новости», «Вечерний Новосибирск», «Советская Сибирь», «Молодость Сибири», от которой после событий октября 1993 года отпочковалась «Новая Сибирь», «Сибирская газета», только-только появились телеканалы НТН и «Мир», а также радиостанция «Европа+».

Вместе с СССР ушли в небытие цензура и каноны советской журналистики: писать, не согласовывая с властями, можно было обо всем, как угодно и когда угодно. Все газеты, за исключением «Вечерки» и «Совсибири» (у них были пятничные выпуски-толстушки с телепрограммой на неделю), были еженедельными. По этой причине ленту новостей собирали в день верстки, а всю остальную часть занимали большие статьи (ныне называемые лонгриды): аналитика, обзоры и репортажи. У каждой газеты была своя стилистика подачи материалов. Кстати, тогда в газетах были фотографы, художники (рисовали коллажи и карикатуры) и корректоры.

Авторы (они же обозреватели) были известными людьми, каждый в своей сфере деятельности был авторитетом. Покойный ныне Виктор Антропов, работавший оперативником, фактически создал криминальную журналистику. У читателей «Новосибирских новостей» популярностью пользовалась его сага историй преступности, взаимоотношениях ленинской и первомайской ОПГ. В те годы народ активно интересовался политикой и потому политические обозреватели Валерий Лавский, Владимир Кузменкин, Игорь Лихоманов, Алексей Кретинин, Константин Кантеров, Алексей Сальников (не путать с Николаем) были читаемыми авторами.

К слову, в те годы, у нас в «Новосибирских новостях» конкуренция с «Вечёркой» была перманентной. Когда у них Александр Черешнев под псевдонимом Духнов начал публиковать детективы по пятницам, пришлось по заданию редактора Андрея Каменского и мне быстро написать детектив «Покойнику никто не пишет», который был опубликован в пяти номерах.

Главное – в те годы люди могли читать и воспринимать длинные тексты. Газеты читали неспешно, и преимущественно дома.

С началом сытых нулевых в семьях стали появляться компьютеры и ноутбуки. Это дало импульс к развитию электронных СМИ. Ах да, первый сайт газеты был создан  в 90-е в Академгородке – своей интернет-версией обзавелась «Наука в Сибири».

Появление сайтов изменило журналистику. Средства массовой информации, а точнее новостную ленту, начали просматривать (а не читать) на работе.

Благодаря сайтам люди стали привыкать ежедневно не только смотреть и слушать, а читать новости. Соответственно, тексты стали короче – все время на работе новости никто не даст почитать, опять же в монитор длинные тексты сразу не влезут.

Из плюсов – появился и расцвел такой жанр как фоторепортаж (много фотографий и мало текста).

Из минусов – корректоры начали вымирать, как мамонты. И дело не в том, что на них стали жалеть деньги, а в том, что новости на сайт пишутся быстро и в большом количестве. Корректор, по сути, не может их вычитать до публикации и, в лучшем случае, делает это постфактум. Но чаще всего, корректора на сайтах нет и «косяки» исправляет редактор по мере своей грамотности и после подсказки в комментариях со стороны читателей.

Печатные газеты продолжали мирно сосуществовать с электронными СМИ, хотя тиражи стали падать. Людей, способных читать длинные тексты, было ещё много.

С расцветом соцсетей и появлением гаджетов в середине 10-х годов началась новая эпоха в СМИ. Во-первых, основным источником новостей стали соцсети – паблики, созданные инициативными гражданами по интересам или по территориальному признаку («Гумфак форева», «Щ, Академ и окрестности»), страницы организаций, политиков, гражданских активистов.

Во-вторых, новости теперь смотрят в мобильниках и планшетах. С одной стороны, это хорошо. А с другой – тексты стали еще короче и проще. Допустим, аналитику теперь можно запросто заменить инфографикой. Лично я лет пять в некоторые тексты добавляю смайлики, чтобы быть доступнее читателю.

Газеты терпят убытки, превратившись в дорогое удовольствие и для читателей, и для издателей.

Об объективности. Журналистика априори субъективна, поскольку каждый из нас по-разному видит одно и то же событие. По этой причине, когда говорят, что тот или иной текст написан объективно, то означает, что взгляды автора совпадают с вашими.

Многие говорят, что в СМИ стало много пропаганды. Ну, это зря, её (пропаганды) всегда было много, что у нас, что у них. Просто не надо путать пропаганду с цензурой: если есть первое, но нет второго, то это нормально.

К чему я это? За 30 лет страна сильно изменилась, жизнь стала динамичной, события, которые могут изменить нашу жизнь, происходят регулярно.

Вместе со страной изменились и мы. Стали меньше читать книг, зато более продвинуты в интернет-технологиях.

А потому журналистика не стала хуже, она просто стала другой. Как мы и страна.

Ерлан Байжанов

И в то же время: